apostroika.ru

Жилищные права: как отстоять жилищные права в суде, часто задаваемые вопросы.

При каких обстоятельствах суд признает сделки с жилыми помещениями недействительными?

Сделки граждан и юридических лиц с принадлежащим им имуществом, а в особенности с недвижимостью никогда еще не получали такого размаха, как сейчас. Масса людей хоть раз в своей жизни сталкивается с необходимостью заключить сделку, связанную с куплей-продажей, обменом, дарением или приватизацией жилья.

Сделка может быть признана недействительной по нескольким основаниям, установленным § 2 гл. 9 ГК. Применительно к сделкам с жилыми помещениями распространенными основаниями для признания сделок недействительными бывают ситуации, когда совершенная сделка была притворной (ст. 170 ГК). Например, для того чтобы не разыскивать сособственника квартиры, который имеет преимущественное право покупки доли собственности продавца, вместо договора купли-продажи жилого помещения заключается договор дарения. Заключение мнимых сделок (ст. 170 ГК) практикуется при обменах (менах). Лица, совершившие обмен (мену), по обыкновению это родственники, не вселяются во вновь приобретенные по обмену жилые помещения. Очень часто жилищные мошенники используют этот вид договора, причем заявляют о существовании договора мены лет через пять после его подписания. Естественно, что родственникам (наследникам) лица, якобы обменявшего свое жилье, приходится признавать такой обмен мнимым, ведь их родственник никуда не выезжал и в его квартиру никто не вселялся.

Другой часто применяемой статьей при признании сделок с жилыми помещениями недействительными, вне зависимости от вида сделки, является ст. 177 ГК. Признать сделку недействительной по ст. 177 ГК можно в случаях, когда гражданин, хотя и не признанный судом недееспособным, при совершении сделки не способен был понимать значение своих действий или руководить ими. Неспособность понимать значение своих действий и руководить ими устанавливает судебно-психиатрическая или судебно-наркологическая экспертиза или две эти экспертизы совместно (комплексная экспертиза).

Как показывает судебный опыт, в основном экспертиза признает гражданина не способным понимать значение своих действий или руководить ими только при наличии медицинской документации, подтверждающей соответствующий диагноз. При этом вряд ли экспертиза даст положительный ответ, если на «момент заключения сделки» заболевание не было зафиксировано лечебным учреждением. Свидетельские показания о психическом состоянии гражданина, совершившего сделку, обычно не являются для суда доказательством, на основании которого можно установить, что гражданин, совершивший сделку, находился в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Обезопасить себя при приобретении жилья можно, если вместе с продавцом получить справки из психоневрологического диспансера и наркологического диспансера по месту жительства владельца жилья, желающего произвести отчуждение своей собственности.

Не все сделки, заключенные гражданином в момент «непонимания», могут быть признаны недействительными, а только те, которые повлекли ухудшение жилищных условий такой стороны сделки.

Очень трудно признать недействительной сделку, совершенную под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК). Как указывается в ст. 178 ГК, существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможность его использования по назначению. Например, пожилая женщина, которая плохо видит и слышит, малограмотная, считала, что заключает договор пожизненного содержания, а на самом деле заключила договор купли-продажи с пожизненным проживанием. В этом случае сделка может быть признана недействительной, так как имеет место непонимание природы сделки, при том, что наличие заблуждения такой старушке удастся доказать. Применительно к сделке по обмену или купле-продаже жилой площади заблуждение относительно качеств жилого помещения (предмета сделки) может играть существенную роль, в частности при обнаружении в приобретенном жилом помещении таких существенных дефектов, которые не могут быть устранены путем ремонта.

В большинстве же случаев по данной статье ошибочно обращаются в суд, полагая, что существенным является заблуждение, когда, например, даря квартиру, гражданин полагал, что одаряемый будет его любить и опекать, а последний не оправдал его надежд. Однако это уже мотив сделки, а из ст. 178 ГК следует, что заблуждение относительно мотивов сделки существенного значения не имеет.

Распространенным основанием для признания сделки недействительной по ст. 179 ГК является заключение сделки на крайне невыгодных для себя условиях вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась. Чтобы приобретателю жилья не судиться по этим основаниям, не стоит заключать сделку, в которой указана явно заниженная цена.

Другие основания ст. 179 ГК: обман, насилие, угрозы, злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной, применяются к жилищным сделкам в гражданском судопроизводстве в основном в случаях, когда приговором суда по уголовному делу установлены вышеперечисленные преступные деяния.

Перейдем к особенностям сделок с жилыми помещениями, совершенных с нарушением закона (ст. 168 ГК).

Весьма распространенным нарушением закона при продаже или ином виде отчуждения жилья является неполучение согласия супруга на совершение сделки с нажитым во время брака имуществом. В соответствии со ст. 35 СК сделка, совершенная одним из супругов, может быть признана судом недействительной по требованию другого супруга, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии этого супруга на совершение данной сделки.

Если в жилом помещении проживают несовершеннолетние, то родители, усыновители, опекуны (попечители), приемные родители не вправе без предварительного разрешения органов опеки и попечительства совершать либо давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе: обмену или дарению имущества подопечного, сдаче внаем (аренду), в безвозмездное пользование или залог; сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного.

Даже в случае, когда отчуждаемая недвижимость не принадлежит несовершеннолетнему, на снятие несовершеннолетнего с регистрационного учета требуется предварительное разрешение органов опеки и попечительства.

При отсутствии разрешения органов опеки и попечительства заключенный договор по отчуждению имущества будет признан недействительным в порядке ст. 168 ГК, как повлекший нарушение жилищных прав и интересов несовершеннолетних детей, владевших жилым помещением или проживавших в нем.

Что касается несовершеннолетних, на момент приватизации с 1992 до 11 августа 1994 г. проживавших в жилом помещении и не включенных в число собственников (а так зачастую и было), они могут, став совершеннолетними, признать совершенную их родителями сделку по отчуждению жилья незаконной.

Хотя по закону собственник недвижимости вправе беспрепятственно распоряжаться своей собственностью, между тем, если в договоре об отчуждении жилого помещения не будет условия о правах остающихся в нем проживать, такой договор может быть признан недействительным, как совершенный с нарушением закона. Это правило применимо и к договорам мены (обмену), поскольку на них согласно ст. 567 ГК распространяются правила о купле-продаже жилого помещения.

Очень часто в суды обращаются наследники по закону пожилых лиц, которые перед смертью находились в лечебных учреждениях или находились на обслуживании в учреждениях социальной защиты. Врач или работник социальной защиты, постоянно оказывающий по долгу службы (работы) помощь, становится для старого человека более близким человеком, чем родственники. Пожилые люди, в конце жизни воспринимающие мир не совсем адекватно, отдают им все, что было нажито за годы своей жизни. Однако в соответствии со ст. 575 ГК совершение безвозмездных сделок, превышающих 5 МРОТ, запрещено. В настоящее время опытные «работники – обольстители стариков», уже зная о существовании этого запрета, не заключают договоры дарения, а под их видом совершают либо куплю-продажу, либо договор ренты или иной возмездный вид договора. В этой ситуации родственникам необходимо обращаться в суд по двум основаниям признания сделки недействительной. Признавать ее притворной (ст. 170 ГК), доказывать, что в действительности со стороны врача или соцработника никаких обратных действий по исполнению сделки не было (деньги, содержание и т. п.), фактически недвижимость была подарена, а дарение работникам лечебных, воспитательных учреждений, учреждений социальной защиты, запрещена, т. е. противоречит закону (ст. 168 ГК).