apostroika.ru

Тепло в загородном доме.

Русская печь.

Печное отопление является в настоящее время наиболее распространенным видом отопления сельских домов. Печное отопление отличается простотой, надежностью и дешевизной. Хорошая печь занимает мало места, потребляет мало дров и при правильной эксплуатации может прослужить довольно долго, не требуя ремонта.

Комбинация печей и каминов позволяет отопить дом любого размера и любой этажности. Однако чаще всего зимой отапливается лишь часть дома, а остальная часть или совсем не отапливается или отапливается по осенне-весеннему варианту. Оптимальная система печного отопления должна разрабатываться на этапе проектирования дома. Строительство печей в уже построенных домах связано, как правило, с дополнительными расходами.

Печи должны стоять на монолитных железобетонных фундаментах. Исключение можно сделать лишь для металлических печей и каминов с металлическими и асбестоцементными трубами, их можно устанавливать без фундаментов. Площадь фундамента должна быть больше площади основания печи. Фундамент печи и дома должны быть или жестко связаны (железобетонная монолитная плита под всем домом), или полностью развязаны (для любых других видов фундаментов).

Русская печь – уникальное явление восточнославянской материальной культуры, самый предметный и яркий символ русского духа – его основательности, самодостаточности, здорового консерватизма и своеобразной рациональности, в основе своей совершенно противоположной западноевропейскому рационализму.

Устройство русской печи очень просто. Обслуживание печи осуществляется через единственное отверстие – устье. Поступление воздуха и удаление газообразных продуктов горения происходит свободным (вольным, по выражению М. Ломоносова), способом. В отличие от всех других видов печей высота дымовой трубы, более того, само ее наличие или отсутствие не оказывает на процесс никакого влияния.

Русская печь не нуждается и в конвективной системе: аккумуляция и перераспределение тепла обеспечивается тем же топливником, который после топки превращается в варочную, духовую или сушильную камеру. Таким образом, конструктивная простота сочетается с неисчерпаемой многофункциональностью, в чем с русской печью не может поспорить никакая другая.

В первую очередь русская печь – древнейшее и одно из эффективнейших в истории отопительных устройств. Уступая по ряду показателей некоторым отопительным устройствам сложной конструкции, она наиболее безопасна в плане отравления угарным газом.

Русская печь создает в помещении и наилучшие санитарно-гигиенические условия, так как обладает прекрасной вентиляцией, чего не скажешь о других отопительно-варочных устройствах, которые приходится оборудовать специальными вентиляционными системами.

Русская печь – источник не только тепла, но и света. В прошлом, после того как огонь разгорался, хозяйка гасила лучину или керосиновую лампу и всю домашнюю работу делала перед устьем. Вечерами же, когда топка прекращалась, на шестке разжигали небольшой костер из мелких сосновых или осиновых чурочек – получался род камина.

Хлеб выпекали только в русских печах. За один прием в хорошей печи можно было испечь до 50 кг хлеба, которого многочисленной крестьянской семье хватало на неделю.

Русская печь представляла собой уникальную варочную камеру. В нее одновременно помещалось больше десятка различных горшков и чугунков. Утренняя стряпня оставалась горячей до вечера. В русской печи варили, пекли, жарили, парили, тушили, томили, калили. Например, для приготовления яиц существовало четыре способа – их ели жареными, вареными, печеными и калеными. До сих пор большой популярностью пользуется топленое молоко.

В русской печи хорошо сушить грибы и ягоды, а также гораздо удобнее, чем на водяной бане, пастеризовать фрукты и овощи: банки любого размера и в любом количестве разом ставятся в печь.

Через определенное время они извлекаются и закатываются.

Жители многих областей России, а также некоторых регионов Украины и Беларуси использовали русскую печь в качестве бани. На под стелили солому или плотную чистую холстину, забирались в печь через устье, обрызгивали горячие стенки водой и парились березовым веником, как на банном полке.

В зимнее время на печи спали. В основном это считалось привилегией стариков и детей, но и другие члены семьи не прочь были полежать в тепле, особенно придя с мороза или во время болезни. В запечье, которое обычно находилось около двери, устраивали длинную, почти в полстены, вешалку и скамью для обуви; носки, шапки, рукавицы забрасывали на печь. Одежда и обувь всегда были сухими и теплыми.

Русская печь была основой традиционного крестьянского быта. Отсюда нежная привязанность к ней крестьянина и его неприятие других видов печей, отразившееся в поговорках «Прихоть для бар, а нам нужон жар да пар», «Тоже мне печь – ни лечь, ни спечь». Все прочие печи носили у нас название голландок да шведок, пусть и делались русскими мастерами: титула печи крестьянская Россия им так и не присвоила.

Особая тема – расположение русской печи в интерьере жилища. Обладая внушительными размерами и, соответственно, занимая много места, она на удивление рационально организует жилой объем, так что о создаваемой ею, на первый взгляд, тесноте говорить не приходится.

Русская печь не съедает, а напротив, расширяет жизненное пространство избы, из одномерного превращая его в многомерное. Местоположение самой печи (слева или справа) особого значения не имеет, хотя хозяйки не любили печей, расположенных слева, и избы с такими печами называли непряхами (в них неудобно было прясть).

А вот ориентация устья крайне важна. Существует три традиционных варианта.

Наиболее древний – южнорусский. Печь располагается в одном из дальних от входа углов. Печной угол (не путать с углом, в котором стоит сама печь) занимает пространство от устья до противоположной ему стены. Если он отделен занавеской или перегородкой, то это будет кухня. Угол, лежащий от устья по диагонали, называется большим, или красным. Здесь стояли стол, сундук, длинные лавки и висели иконы. В четвертом углу под потолком устраивались полати (настил из досок для спанья). Если его выгородить занавеской, получится спальня. В спальне может быть комод и 1–2 кровати. Рукомойник, ведра с водой и весь кухонный инвентарь находятся в печном углу. Красный угол одновременно является прихожей, столовой и гостиной. Такая планировка крестьянских домов распространена от южного Подмосковья до Ростовской области.

Второй вариант – севернорусский. Печь занимает один из углов рядом с дверью, а ее устье обращено к противоположной стене. В смежном углу устраивают полати. Красный угол также лежит по диагонали от устья. При входе в такую избу, первое, что выхватывает взгляд, это иконы (теперь – телевизор). Печной угол со всей кухонной утварью от двери не виден – его заслоняет печь.

Итак, для южнорусского и севернорусского вариантов характерна параллельность оси печи продольной оси дома. В третьем варианте, зародившемся, вероятно, одновременно в разных местах, ось печи перпендикулярна продольной оси дома. На севере этот вариант называют финским, так как он встречается в жилищах обрусевших финнов, на юге – украинским.

Печь стоит рядом с дверью, но устье смотрит не на противоположную от входа, а на боковую стену. Красный угол расположен так же, как и в севернорусской избе, а вот печной – у входа, весь на виду, поэтому он является одновременно и кухней, и прихожей.

Других вариантов нет. Спрашивается, куда же отнести дома со срединным расположением печи? Ну, во-первых, оно совершенно не свойственно жилищам восточнославянских народов. Археологи, правда, выделили довольно обширный район – от Днепровского левобережья до верховий Западной Двины, где когда-то преобладали жилища с очагом посередине, но то были дославянские поселения, в которых пользовались преимущественно открытым огнем (яма, обмазанная глиной или обложенная камнями). Появление камерного очага (печи) потребовало его перемещения из центра на периферию, что и наблюдается при раскопках культурных слоев VI–VIII веков.

Во-вторых, до XIX века жилая часть крестьян-ской избы была однокомнатной и только позже стала превращаться в 2–3-комнатную, отчего для равномерного обогрева всех помещений печь пришлось ставить ближе к середине дома.

Несмотря на значительную материалоемкость, возведение русской печи требовало минимальных денежных затрат: песок, глина, камни, вода – все это было под рукой.

Если в округе отсутствовал камень, печь лепилась из глины, и такие глинобитные печи стояли по сто лет. Если в дефиците была глина, печи клали из каменных глыб и плит, скрепляя их специальными каменными клиньями, а глиной только промазывали щели.

Кирпичные печи стали класть относительно недавно, да и то кирпич в основном не покупали, а с помощью нехитрого приспособления делали самостоятельно. Самодельный кирпич не обжигался, а только просушивался; обжиг происходил уже при топке печи.

Следует отметить постоянность русской печи. Сформировавшись около 10 веков назад, ее конструкция с тех пор дополнилась только одним нововведением – дымовой трубой. Все остальные конструкции, которые предлагались, не привились. Даже история с трубой далеко не однозначна: утвердившись, труба так и не сделалась органичной частью русской печи, а в значительной степени осталась просто приставкой.

В последние 10–15 лет горожане начали приобретать дома в сельской местности. Во многих из них сохранились русские печи. Новые хозяева отзываются о них чаще всего отрицательно: и места много занимают, и пользы от них вроде никакой. Одним словом, у печного шестка сошлись две точки зрения – традиционно-крестьянская и дачно-городская. И стало видно, что для горожанина русская печь – загадка. Ее нужно вновь открыть, с ней нужно подружиться, и она любовно согреет, порадует общением с живым огнем, создаст атмосферу неповторимого уюта и причастности к нашей многовековой истории.